21 ответ Юницкого А.Э.

 

Почему так долго (36 лет) создавалась технология RSW, и кто это финансировал?

Транспортная отрасль - самая консервативная. Седло от идеи до внедрения прошло путь в тысячу лет, а уздечка  -  в семьсот лет. Это долго или нет? Автомобили, правда, были паровые, за сто лет до Форда. Железные дороги за 150 лет были до Стефенсона. Но они другие были. Вертолет еще Леонардо да Винчи рисовал, винт и так далее. Поэтому какие-то серьезные инновационные решения в транспортной отрасли иногда создавали столетиями, а то и тысячелетиями. Если взять наше время, то надо всегда аналогию проводить. Допустим, Сименс создал поезд на магнитной подушке. Начали они создавать эту технологию в 1936 году. А первую продажу сделали в 2000 году - прошло 66 лет. И вложили в эту технологию 6,5 миллиардов евро. Потом был единственный заказ. Правительство Китая заказало эту дорогу (Шанхай-Аэропорт), ее построили через три года. Это был единственный заказ, стоимостью 1,5 миллиарда долларов, а вложено 6,5 миллиардов евро. Ясно, что технология не окупилась, потому что она была плохой. Она и есть плохая, хотя это сделал Сименс, вложив 6,5 миллиардов евро. Поэтому все определяется не деньгами, не сроками, а тем, какая технология предлагается. Одним из заказчиков технологии было министерства транспорта Германии. Основные деньги ушли на поиск решения: а как делать этот подвес? а какие дороги строить? на обычных проводниках, на сверхпроводниках? какие решения конкретные в узлах, элементах и т.д. Из 66 лет 40 ушло на поиск решений. И это обошлось Сименсу и немецкому государству в 4 миллиарда евро. Потом надо понимать: а что надо делать и с чем выходить на рынок? И вот да, в это вложено примерно 300 миллионов долларов. Это небольшие деньги на фоне того, что сделал Сименс. И Сименс сделал единственный вариант - первое поколение. У нас сейчас четвертое поколение. Есть грузовой струнный транспорт RSW технологии, есть городские, есть высокоскоростные. Что такое первое и четвертое поколение, это опять же таки по аналогии: самолет братьев Райт это первое поколение, а Боинг 787 или самолет Аэробус А380 – это четвертое поколение. Поэтому мы вложили смешные деньги. И эти деньги вложил, в основном, я, а не инвесторы. Потому что вложения инвесторов были  стороннего порядка 10%. У меня были бизнесы, еще в советское время я возглавлял центр ТТМ, заработал первые 3 миллиона советских рублей. Были магазины, производство. Я даже был фермером, у меня были земли. И много лет приходилось работать без оплаты, без финансирования. Каким-то образом содержать и проектное бюро, и конструкторское бюро, и вкладывать в то, что вложил Сименс деньги. Это все сегодня оценено примерно в 300 миллионов долларов, это вложение прошлое. И среди тех, кто вкладывал деньги, были и такие известные всем люди, как, допустим, Александр Лебедь, губернатор Красноярского края. Благодаря его помощи, мы завершили работы и построили полигон в Озерах. Это был полигон грузового струнного транспорта. Среди тех инвесторов, кто был, это были и ООН (они выдавали два гранта). Это были администрация Ханты-Мансийского округа – губернатор Филлипенко. Это были мэры городов Хабаровск, Ставрополь. Это были тысячи простых людей, которые вкладывали небольшие деньги на разных этапах. Поэтому то, что сделано, естественно, это сделано не только мной, в этом участвовали тысячи людей: инвесторов и проектировщиков, конструкторы, исследователи. И то, что мы сейчас делаем, это будет все учтено, и они получат долю в этом бизнесе, соизмеримую с вкладом, который был внесен.

Что представляет собой технология RSW?

Технология представляет собой новую транспортную систему. Чтобы понимать разницу, можно привести пример. Автомобиль не является транспортной системой - это элемент транспортной системы, потому что Форду не приходилось строить и проектировать дороги, асфальт, станции, вокзалы, терминалы, светофоры, семафоры, переходы и  много чего другого, что входит в систему. Самолет тоже не является системой, потому что разработчики самолета не проектируют аэропорты, системы управления наземные и так далее. Поэтому систему, наверное, создал только Сименс (поезд на магнитной подушке). Потом высокоскоростные железные дороги, которые в свое время создали японцы. В системы были вложены огромные деньги. Нельзя сделать транспортную систему, не вложив десятки миллиардов долларов. В истории таких примеров не было. Поэтому мы делаем систему, которая включает в себя дорогу принципиально нового типа - это эстакада, причем это другая эстакада, чем те, что используется сегодня. Это принципиально другой подвижной состав, он другой во всем. У него другие вводы, другая аэродинамика, другой подвес, система опирания, колеса и так далее. Другая инфраструктура, потому что это инфраструктура другого уровня: другие стрелочные переводы, другая система управления, другого типа станции, вокзалы, терминалы и все остальное. Вот это является системой, и мы ее делаем. Новую систему выводим на новый рынок второго уровня. То есть, когда транспортная система размещена не на поверхности земли, а над землей. Разница между тем, что есть, и то, что мы предлагаем, это как, примерно, между обычным телефоном проводным и мобильным телефоном  -  они конкурируют, но это разные рынки; мы предлагаем новый рынок. А чем наша система отличается от монорельса? Монорельсовая дорога, хотя это название неправильно - это монобалка, имеющая ширину и высоту, очень дорогая, работающая на изгиб, с неустойчивым вагончиком, который развивает малую скорость. Допустим, в Москве есть монорельсовая дорога, там есть даже ограничение скорости не более 20 километров в час. Когда Стефенсон строил первую железную дорогу, это было почти 200 лет назад, с ним заключили пари, что он не разовьет скорость 50 километров в час. Он выиграл пари. Так вот супер современная дорога, монорельс московский, имеет скорость целых 20 километров в час через 200 лет после Стефенсона. На это есть ряд причин, и у нас эти причины, недостатки, устранены. Поэтому это другая совершенно конструкция, которая дешевле монорельса минимум в 20 раз. Скорость выше минимум в 10 раз. Издержки по эксплуатации  - долговечность -  минимум в 5 раз лучше. Себестоимость проезда - это затраты энергии, обслуживающий персонал, амортизация, вложения тоже минимум в десять раз у нас лучше.

Какие глобальные преимущества технология RSW принесет миру?

Преимущества  - большие. Они касаются разных областей и отраслей. Вы понимаете, сейчас, например, в России хотели построить высокоскоростную железную дорогу Москва-Казань, стоимостью в триллион рублей. Дотации ежегодные - 300 миллиардов рублей! Билет будет стоить минимум 5 000 рублей. Скажите, кому такая дорога нужна? Она нужна чиновникам, чтобы воровать деньги! Наши деньги – бюджетные. Транспортная система, она должна быть другой: дешевой, безопасной, экологической, экономичной, и проезд должен быть дешевым и безопасным для всех нас, пользователей. А мы - рядовые пользователи. Для того, чтобы это было реализовано, нам нужно построить миллионы километров дорог. Сегодня построено в мире 35 миллионов километров автомобильных дорог, миллион железных дорог. Есть еще трубопроводы и газопроводы (порядка миллиона километров). Вот эта транспортная инфраструктура должна быть другой в двадцать первом веке, абсолютно другой. Существующая транспортная инфраструктура убивает ежегодно 1,5 миллиона человек. Не менее двадцати миллионов человек в год делает инвалидами. Вот умножить на 100 лет -  это 150 миллионов погибших человек и 2 миллиарда инвалидов и калек. Представьте, это сделает транспортная инфраструктура существующая. А теперь представьте, что мы спасем этих людей. 150 миллионов человек не будет погибшими, не будет 2 миллиарда инвалидов, потому что то, что мы предлагаем - это другая система, она на втором уровне, она безопасная: нет пересечений с пешеходами, с животными, нет пересечения с другими транспортными инфраструктурами. Поэтому нет аварий, нет выезда на встречную полосу, нет опасности - что сугроб на земле, что гололед. Есть против сходная система - транспортное средство не слетит с дороги. Эта система будет более безопасной, чем самолет, чем авиация. Сегодня в авиационных катастрофах в год гибнет 700-800 человек. Сравнить с гибелью 1,5 миллиона человек на автомобильных дорогах разница в 2 000 раз. Мы можем сделать более безопасную систему, чем авиация! Это как бы социальные преимущества. Мы спасем много жизней, и не будет много инвалидов. Есть еще ресурсные характеристики. Сегодняшний транспорт очень неэффективный. Он требует много топлива, энергии, экологически опасен. Вот если мы построим сеть дорог, тех, о которых я говорю,  эти дороги будут высокоскоростными. Будет 20-25 миллионов километров дорог на планете, то мы в год сэкономим 30 миллиардов тонн топлива. Вдумайтесь в цифру. Сегодня добывается нефти пять миллиардов тонн в год — вот экономия! Потому что наш транспорт эффективней существующей системы в 10 раз. Если строить эстакады транспортные по существующим технологиям или по нашим, то мы сэкономим порядка 100 миллиардов тонн стали! Сегодня стали выплавляется в год 2 миллиарда тонн! Мы сэкономим триллион! Вдумайтесь в цифру! Триллион кубических метров железобетона. Существующие дороги отняли почву у земли, площадь, превышающую 4 территории Великобритании. Это почва мертва, на ней не растут растения, а ведь мы дышим кислородом. Кто вырабатывает кислород? Растения!  Их взяли и закатали в асфальт. Поэтому мы и почву вернем, и сделаем мир экологически чистым и безопасным.

Почему именно народное финансирование принято для вывода на рынок технологии RSW?

За 36 лет работы над проектом что я только не пытался. И к президентам ходил разных стран, и к министрам, и к чиновникам, и к крупным инвесторам, олигархам и как-то не шло финансирование. Как-то все это не хорошо и не правильно заканчивалось. И в истории не было примеров, когда крупные проекты делались бы вот так. Ведь президент США не поддерживал Форда, когда он делал первые автомобили в своем сарае. Даже не знал о том, что он есть. Отец Форда отговаривал: “Не делай этого, кому эти автомобили нужны? Это глупости. Эти железки никому не нужны”. И Сикорского никто не поддерживал, когда он делал вертолеты. Можно и другие примеры приводить. Поэтому 36 лет работы над проектом, и те вложения (300 миллионов долларов), если привести к стоимости сегодняшних денег, они были сделаны по другой схеме, и если так дальше двигаться, то нам надо еще, наверное лет 100, но мы столько не живем. Поэтому всё таки была принята другая схема сейчас - народное финансирование. Потому что, что такое 300 миллионов долларов? На планете 7 миллиардов человек. Посчитайте: это по десять центов скинуться, и все. Поэтому убедить миллион человек вложить 500 долларов в проект проще и эффективнее, чем уговорить государство, президента, чиновника, олигарха одного вложить эти деньги. Если взять историю, опять же вспомнить, то крупные проекты делались за народные деньги. Форд, его же не президент поддерживал, не государство. Он делал автомобили и продавал их. А кто покупал? Народ. Деньги пришли к Форду, и он делал новые автомобили, и расширялось производство. То есть все крупные проекты делались через народное финансирование, и поэтому сейчас схема принята на самом деле традиционная: давайте скинемся понемножку, сделаем для нас всех то, что нужно только нам!

Какова юридическая схема акционирования, и чем оплачен уставной капитал 136 миллиардов фунтов стерлингов?

Когда у меня лично произошло понимание, что так, как раньше пытался делать, не приведет к эффекту и результату? Жизни не хватит, чтобы это сделать. Были сделаны следующие шаги: во-первых, была создана технология. В нее вложены большие деньги, большой труд. Создана технология, которой нет в мире сегодня - она наиболее эффективная. Это очень крупная, отрасли образующая технология. Поэтому я обратился к тем, кто умеет оценивать интеллектуальную собственность. Эта оценка была сделана теми, у кого есть международная лицензия на право оценки интеллектуальной собственности. Причем эти оценки принимаются за рубежом. Эта интеллектуальная собственность вынесена была за рубеж, потому что здесь в России ее абсолютно не ценят и не понимают. Сейчас я - не владелец технологии. Она передана в компании, которые были созданы по британскому праву в Лондоне. При создании этих компаний интеллектуальная собственность и право на нее были переданы в эти компании. Чтобы понимать, эта собственность оценена по международным оценкам, которые разработаны всемирной организацией интеллектуальной собственности (центральный офис в Женеве). То есть это не чьи-то там методики, это международные методики. Оценена это собственность на сумму даже более чем 100 миллиардов фунтов стерлингов. И акции - это ценные бумаги компании, при создании компании оплаченные вот этой собственностью. Поэтому созданы в Лондоне компании, и Euroasian Rail Skyway обладает собственностью, которая оценена по международным оценкам и внесена в эти компании. И сейчас мы предлагаем инвесторам прийти и получить часть этой собственности. Для этого идет перераспределение, потому что эта собственность недооценена в настоящее время. Поэтому, если делать такие аналогии: на рынке есть зеленые помидоры по 1 рублю за килограмм и есть красные помидоры по 100 рублей за килограмм. Мы говорим: видите зеленые помидоры? Есть все возможности, чтобы они стали красными. Купить за рубль килограмм или приобрести, или, давайте, мы вам за какие-то услуги передадим. Почему бы не взять этот килограмм по 1 рублю, если он будет 100 или 1000 рублей стоит потом? Вот примерно такая же схема. Идет перераспределение той собственности, оплаченной между предыдущим собственником и тем, кто приходит. И наша задача, чтобы это собственность стала стоить по номиналу. То есть, чтобы помидоры зеленые стали красными и стояли 100 рублей, а то и 1000 рублей за килограмм. Тогда эту собственность можно продать. Вложив, допустим, тысячи рублей, можно получить недооцененную собственность, стоимостью в миллион рублей. И когда она будет оценена через 2, 3 года вот в этом объеме, можно ее продать за миллион. Либо продать половину собственности, а на вторую получать дивиденды, потому что это вложения в прорывную транспортную технологию, которая будет реализована в тысячах и многих тысячах проектов: грузовых, городских, высокоскоростных. Владелец акций через технологии попадает в эти проекты, и в конечном итоге будет владеть метром, километром, сантиметром этих дорог, которые будут стоять сто лет, работать сто лет на благо человечества в разных странах, на разных континентах, а инвестор будет получать дивиденды. Причем инфраструктурные проекты существуют сотни лет (как Транссиб). Построили еще в царское время,и  до сих пор работает. Поэтому эта собственность перейдет по наследству детям, внукам, правнукам и праправнукам и будет приносить дивиденды потомкам инвесторов.

Что получает инвестор, и на что будут расходоваться средства?

Мы работаем как любая другая публичная компания, которая привлекает инвестиции, отдавая долю в компании. Поэтому есть выход на фондовые рынки, но это та компания, которая еще не достигла определенного успеха, мы не на этой стадии. Поэтому мы не можем работать через фондовые рынки,и не можем на данном этапе выйти на IPO. Мы, фактически, сейчас находимся на стартапе и коммерциализации технологии. Мы имеем полное право перераспределять или продавать свои акции. Инвестор вправе приобрести пакет акций в этой компании, и неважно, как он приходит в компанию. Можно прийти через краудинвестинговые площадки - это площадки народного кредитования. Они есть практически во всех странах мира, кроме России. Можно приобрести пакет акций через саму компанию непосредственно. Можно через тех, кто имеет право продавать эти акции. Есть много схем, которые заканчивается одним - инвестор покупает долю в компании, и, соответственно, в будущем рынке во всем мире, а компания получает деньги для того, чтобы реализовать то, что она хочет сделать, для того, чтобы выйти на рынок. Для этого мы должны сделать проектную документацию на тестовые полигоны: на грузовой, городской, высокоскоростной транспорт. Построить тестовые участки: грузовой — это километр (со всей инфраструктурой, в том числе с терминалами, погрузчиками, разгрузчиками). Городской 3 километра  (станции, вокзалы, стрелочные переводы, подвижной состав 2-го уровня). Высокоскоростная дорога — 30 километров со всей инфраструктурой. Потом сертифицировать. Затем  продемонстрировать заказчику и выйти на рынок, потому что у нас сегодня потенциальный рынок и потенциальные заказы на 100 миллиардов долларов, и как только мы это покажем, у нас эти заказчики закажут конкретные адресные проекты во многих странах, на всех континентах. Таким образом мы выходим на рынок вместе с инвесторами и сертификацией  акций, которая удостоверяет, что акционер находится на этом рынке, имеет долю в компании, которая захватила или создала этот рынок во всем мире.

Будут ли другие источники финансирования технологии RSW кроме народного финансирования?

Безусловно будут и  другие источники. Но на стадии выхода на рынок, я думаю, что будет более целесообразно опираться на народ. А дальше это станет не народное финансирование, это финансирование заказчиками. Дороги нужны в городе, допустим, администрации города. В стране — министерству транспорта, президенту. Грузовые дороги нужны тем, кто добывает руду или перерабатывает или, допустим, электростанциям, которым нужно миллион тонн угля привозить за тысячи километров. То есть дороги нужны на самом деле заказчикам, а потом этими дорогами  будут пользоваться все остальные, за это и  платят. Деньги возвращаются - получается и доход, и прибыль. Поэтому основное финансирование будет за счет заказов. И наша задача  - выйти на заказы в течение 2-3 лет. Это сразу приведет к повышению стоимости акций до номинала, потому что у нас есть заказчики. Сейчас у нас потенциальных заказчиков примерно на 100 миллиардов долларов. Наша задача - вывести потенциальный портфель заказов на триллион долларов. Если мы это сделаем, наши акции будут стоить не только по номиналу, а еще в 10 или может в 100 и 1000 раз дороже. Поэтому тот, кто приобрел акцию, допустим, за 1 рубль, его акция может стоить 1000 рублей или 10 000 рублей. И, соответственно, наша компания станет из инновационной — крупной компанией типа Apple, где капитализация порядком 500 миллиардов долларов, или типа Microsoft, Facebook, и явно будет крупнее, чем Газпром. Потому что Газпром — это сырье, это газ, а у нас  газ закончится рано или поздно, и рынок этот свернется. А дороги нужны будут всегда: и через 100, и 200, и 500 лет.

Почему компания зарегистрирована в Англии, если технология RSW разработана в России?

Трудно назвать технологию российской. Я вообще-то белорус. Родился и вырос в СССР и начал работать в то время. Я работал в разных странах: в Германии, в Эмиратах, в Австралии, а в России сейчас живу и работаю. Поэтому это международный проект. В нем участвовали специалисты со многих стран. К сожалению, в России не воспринимаются инновации. Они и в мире плохо воспринимаются. Мир неинновационный до сих пор. Тот, кто думает, что все хватаются за инновации,  глубоко ошибается. Дизеля утопили конкуренты(это автор, правда, его имя пришло в название двигателя дизель). Потому что он мешал конкурентам, и это же не в России было. Поэтому никто не любит, когда создают что-то, что меняет мир. Так вот Россия - самое не подходящее место для таких  вещей. В мире тоже нет хороших мест, а Россия  - самая не подходящая. Как пример: я ходил и находил поддержку президента страны Белоруссии. Лукашенко меня поддержал. Закончилось тем, что я, чтобы остаться живым, уехал в Россию. На меня дело завели в КГБ, хотя поддержал президент, дал поручение премьер-министру и пяти министрам. Как только в России поддержал проект президент России и поручил министерству транспорта найти для нас миллиард рублей для строительства тестового участка в Ульяновске, через неделю полигон в озерах был уничтожен. Был десант-  больше ста человек с техникой самой современной. Представляете, анкерные опоры высотой 15 метров - трубы в диаметре 1 метр, толщиной 5 сантиметров, внутри бетон - все это распилить, а там натяжение 600 тонн! Представляете, за сутки это исчезло! Разрушать -  легко, создавать - тяжело. Поэтому технология вынесена (инвестиционная часть, финансовая часть, инновационная часть) туда, где законы защищают. Я, как пример, хочу привести и второй случай из моей жизни. Когда я пытался находить разные способы финансирования, я стал фермером в Белоруссии. Это были 90-е года. Я получил 32 гектара земли в вечное пользование с правом наследования. Там были документы с печатями, все как полагается. Геодезисты даже столбы вкопали, оконтурили участок, и я начал работу. Когда урожай стал больше, чем в соседнем колхозе, и когда я сказал, что хочу построить здесь свой первый полигон струнной дороги, я уехал на неделю в командировку в Москву. Приехал - узнал, что землю отняли у меня. Росчерком пера земля, отданная в вечное пользование с правом наследования, была отнята. Все, что там было, тоже отняли. Я вспомнил случай, который был 400 лет назад там, где есть британское право. Когда Робинзон Крузо попал на необитаемый остров, он исчез из жизни на 20 лет почти, у него были земли. Когда он вернулся, их почему-то не отняли. Более того, ему заплатили за то, что земли возделывались, на них что-то росло и плодоносило. Это было 400 лет назад! То есть мы отстали в этом на сотни лет! И что ждать эти сотни лет, когда здесь будут нормальные законы, нормальное отношение к собственности, в том числе и к частной собственности в первую очередь? Защищая себя, защищаешь всех инвесторов, потому что если отнимут полигон - это не только у меня отнимут, а и у инвесторов тоже. Поэтому мы в Великобритании. Но это не значит, что мы ушли из России. Дороги в первую очередь нужно строить здесь. Так давайте мы придем с проектами, построим через Россию дорогу Лондон - Токио или Лондон - Нью-Йорк через Россию, через Берингов пролив. И инфраструктура будет создана здесь, и доходы будут здесь. То есть мы никуда не уходим, на самом деле это способ защиты инвестиций, интеллектуальной собственности и вообще собственности.

Есть ли конкуренты, которые мешают развитию технологии RSW?

Конкуренты есть. Это естественно. Их много. Мы выходим на транспортный рынок, где есть авиация, железнодорожный транспорт, автомобильный транспорт, конвейерный, трубопроводный, морской, речной, монорельсовая дорога, трамваи и троллейбусы, метро - все  это наши конкуренты. И, естественно, когда ты выходишь на рынок с новой технологией, конкурентам это не нравится. Главное,- не нужно сильно им надоедать. Видно,  Дизель все таки сильно достал конкурентов. Они взяли и утопили его, чтобы не мешал. Поэтому не надо ходить, предлагать. Мне иногда горят: “А почему ты в Сименс не пошел? Почему ты вот туда не обратился?” Понимаете, это то же самое, что, допустим, изобрел я железную дорогу, а мне говорят: “Слушай, вот там конюшня есть, гужевой транспорт - это же транспорт. Иди туда, они же, наверное, тебя поймут и поддержат”. Ну да, можно прийти в конюшню. Может быть, даже там будет министр  гужевых наук или транспорта, или доктор гужевых наук. Первое, что они спросят: “Где овес? А где сено? Где хомут? Где телега? Какие-то железки, какие-то колеса, какие-то рельсы…” Знаете, что будет? Либо разберутся с тем, кто предлагает, либо возьмут и купят, а потом положат под сукно, и это направление не будет развиваться. Поэтому да, мы создаем конкуренцию, но мы работаем независимо и самостоятельно, никому не мешая на самом деле. Мобильная связь, кому она помешала? Или надо было разработчикам прийти в МГТС и сказать: “Слушайте, давайте вместе сделаем мобильную связь”. Вот сделали бы они, но это не мешает сейчас и тем, и тем существовать. Поэтому конкуренция есть, но при разумной политике - это нормально. Мы живем в мире, где конкуренция позволяет двигаться вперед и создавать вектор развития цивилизации.

В чем отличие компании RSW от обычной финансовой пирамиды, например, МММ?

Ну, во-первых, у Мавроди не было акций. Акции  изобрели в Голландии еще 500 лет назад (это способ привлечения финансирования и защиты инвестиций). Мир за эти 500 лет так далеко продвинулся, что акции - это фактически единственный способ защиты инвестиций, потому что это прописано в законах в законодательстве стран. Это ценная бумага, которая удостоверяет Вас, что Вы владеете этой ценностью. У Мавроди этого не было. У него была финансовая пирамида. Вот если взять вершину, где был Мавроди, вот эта вершина собирает деньги. Вот они деньги эти собрали, присвоили, а все остальные это лохи. ЛОХ -  это лицо, обманутое хулиганом. Хулиган, в данном случае - Мавроди. Он их обманул всех. У нас  - внешне напоминает пирамиду, где соинвесторы, которые убеждают инвесторов прийти в технологию быстрорастущей высокотехнологичной компании, и эти люди становятся акционерами, они приобретают имущество, которое со временем будет стоить в тысячи раз дороже. Они же не обмануты. Они пришли и стали собственниками собственности, которая в тысячи раз подорожает. Значит, заработали и тот,  кто перераспределяет долю технологии, и тот, кто приобрел ее. Здесь нет обманутых. Нет лохов. Поэтому аналогия с Мавроди и финансовыми пирамидами неправильная. Тогда надо и Microsoft признать пирамидой и Apple, и Google - пирамида, и Газпром - пирамида, но это не так.

Какие гарантии дает компания RSW systems и чем это подтверждено?

Гарантий мы не даем. Не одна компания, будь она публичная, акционерная, не дает гарантий. Это рынок. Сегодня ты процветаешь, завтра  ты - банкрот. Это не банк, это не какая-то там другая форма деятельности, это компания, которая хочет работать и будет работать на определенном рынке, и хочет рынок этот расширить и развить. Вот это является гарантией, а не гарантия, допустим, данная мною. Что моя гарантия стоит? Ничего. Гарантию может дать компания, которая выведет технологию на рынок международный и захватит долю рынка. Будет это охранять и защищать, расширять 100 лет допустим. Вот какую гарантию могла дать Сoca Сola 125 лет назад, когда они за 5 долларов купили технологию кока колы? Некий состав: там написано, что там, как насыпать, нагреть, подогреть, смешать и получишь некий напиток. Какую тут можно было дать гарантию? Так вот тогда, сохранив состав этого напитка в тайне, и, продавая этот напиток 125 лет, расширяя рынок, они заработали триллион долларов! А теперь представьте, что мы это же повторим только с нашей технологией. Мы знаем, как делать, мы умеем делать, мы показали продукт на тестовых участках. Вот она технология - покупайте, и мы развиваемся дальше. Надо каждый день двигаться вперед! Каждый час! Каждую минуту! Каждую секунду! Остановились - нас китайцы опередят! А у нас -  грамота почетная в виде сертификата, который ничего не стоит… Поэтому надо рынок развивать, защищать, двигаться все время вперед! Вот если мы будем делать (а мы хотим это делать) и не сами, а вместе с инвесторами - это одна команда. У нас перспективы развития в самую крупную компанию мира с самым крупным бизнесом, с самым большим числом работающих! По моим оценкам в этой компании через 15 - 20 лет должно работать 5 миллионов человек! Мы должны построить к тому времени миллионы километров дорог! Доход от этого будет в компании больше триллиона долларов! Сегодня нет ни одной такой компании. Но это не значит, что по взмаху волшебной  палочки мы к этому придем, где какая-то бумажка -  сертификат даст гарантию и все обеспечит. Нет. Но мы даем продукт, которого нет в мире! Как в свое время дал Boeing продукт  - самолет. Как, Стив Джобс дал продукт – айфон, и этот продукт будут покупать, потому что для этого есть рынок - вся планета, все страны. И при грамотной маркетинговой политике мы этот рынок по крайне мере на 50 процентов завоюем! Вот это и даст гарантию -  все вместе, в совокупности, а не чья-то, конкретно личная гарантия.

Какие документы подтверждают права акционеров компании RSW Systems?

Это традиционно соответствует с действующим законодательством. Инвестор, инвестируя в компанию, становится акционером, то есть его средства переходят в компанию, а инвестор, ставший акционером, получает подтверждающий документ. Во-первых, он включается в реестр акционеров компании. Этот реестр ведется в соответствии с британским правом реестрдержателя. Там делается запись, что такой-то человек, с таким-то именем и фамилией, проживающий по такому-то адресу, родившийся там-то, дата такая-то - это идентификация. То есть этот конкретный человек получает конкретный пакет акций и становится акционером. Причем, поскольку наши акции оплачены (это не пустышки, они оплачены интеллектуальной собственностью), то компания не выпускает новые, не обеспечены пустые, что делал Мавроди. У нас акционер получает пакет уже оплаченный, просто идет перераспределение. Мы не делаем новые эмиссии, мы перераспределением внутри, дополнительных эмиссий нет. Делается запись в реестре, и человек, приобретя акции, получает номер с такого-то, по номер такой-то, где написано, что акции оплачены. Он получил, допустим, с номера такого-то по номер такой-то 1 000 000 акций. Что такое 1 000 000 акций? Их стоимость по номиналу каждой акции - 1 фунт стерлингов. Значит, акционер стал собственником пакета акций, который стоит по номиналу 1 000 000 фунтов стерлингов! Но он приобрел пакет сегодня, всего за 1 000 фунтов, потому что эти акции, ценные бумаги сегодня рынком недооценены, потому что говорят: “А покажите, где это? Есть эти инновации? А может у вас не получится? А может это все ерунда?..” Вопросов много. Мы говорим: “Все получится! Мы сделаем! Вот тот, кто поверил, приобрел за 1 000 фунтов стерлингов пакет”. А мы прошли все этапы развития за 3 года и говорим всем: “Приезжайте. У нас стоят полигоны, тестовые участки. Смотрите, покупайте”. Как только мы это сделаем, то пакет акций, которые сегодня приобретаются за одну десятую пенса, будет стоить 1 фунт стерлингов по номинальной стоимости.

Возможен ли запрет на развитие компании и технологии RSW со стороны чиновников или иных государственных структур?

Но если бы Форд заморачивался этим вопросом, наверное, не было бы автомобиля. Наверное, прежде чем делать автомобиль, подумал бы: а вот президент США меня поддержит? Если не поддержит, наверное, автомобиля не будет, и, наверное, лучше этим не стоит заниматься… Причем здесь президенты? Причем здесь правительство? Причем здесь страны? Где СССР? Нет такой страны, и что? Надо было получать поддержку правительства СССР? Генерального секретаря ЦК КПСС что ли? Это рынок. Рынок голосует другим кошельком. Когда выпускают новый телефон, модель, спрашивают не у президента, можно ли выпустить эту модель или нельзя, а анализируют и думают: купят его или не купят? Лучше или хуже до того, что мы производили? А у конкурентов лучше это или хуже? Вот что определяет рынок. Поэтому запретить то, что мы делаем невозможно некому. Больше будет запретов, значит, мы еще быстрее придем к рынку, потому что всем будет интересно: а почему это запрещают, а? А может чиновники не хотят это пускать, потому что они воровать не смогут? Они же не могут строить дорогу стоимостью 100 миллиардов долларов, потому что мы предлагаем этот проект за три миллиарда долларов. Чиновники будут предлагать, чтобы мы покупали билет за 10 тысяч рублей, а мы говорим, что ты поедешь по этой же дороге с большей скоростью, с большей безопасностью за 500 рублей. Как вы думаете, что будет реализовано?

Как родилась идея создания технологии RSW, и какова конечная цель компании?

Это долгая история. А я жил в Белоруссии, среди болот. В 5 лет стал изобретать ракету. Не знаю, почему. Потом в Казахстан переехали, в Байконур. Я уже трехступенчатые ракеты строил. Это еще школьником. Увлекся транспортом, космосом. Потом, когда проанализировал, уже став студентом института технического, понял, что ракета не тот путь развития. А потом я понял, что цивилизация не имеет перспективы развития. Через 2, 3, 4 поколения мы все умрем, вся цивилизация. Та индустрия, что создана человеком, она погубит биосферу и человека в том числе. Это как жизнь изменила планету. Ведь не было кислорода на мертвой планете 4 миллиарда лет назад. Не было почвы, лесов. Жизнь изменила планету. Под себя ее пристроила. Так вот и  индустрия изменит планету, подстроит под себя, и будет то, что в фильмах ужасов. Там людей не будет, там будут роботы, не будет кислорода, а вместо лесов и травы будут терриконы. Вот я это понял давно. Я задумался: а есть ли пути выхода из этой ситуации? Это было почти 40 лет назад. Я понял, что нужно. Первобытные люди. Они умирали в 20 лет от рака легких в пещерах. Это технологии - костер,чтобы  мясо пожарить на углях. Они перешли в свой дом, и там горел круглые сутки костер. Поэтому они умирали в 20 лет от рака легких. Но потом ума хватило вынести технологии за пределы дома, пещеры. Вот мы в такой ситуации сейчас, когда наш дом - планета, биосфера -  с этими технологиями. Они во всех углах, во всех местах. Произойдет деградация этой биосферы. Единственный способ спасения - их надо вынести за пределы дома. Поскольку домом стала биосфера, то нет другого выхода, нужно внести все это в космос. Всю индустрию. Там уникальные возможности для технологий. Там вакуум, на земле нет вакуума. Там невесомость, на земле нет невесомости. Там избыток энергии, солнце светит 5 миллиардов лет и будет светить не меньше. Площадью квадратного метра можно снять киловатт электроэнергии, киловатт мощности. То есть километр на километром  простой отражатель, который излучает  тепло как генератор, который вырабатывает электрическую энергию, заменяет Чернобыльскую АЭС. И это будет работать миллиарды лет. Там это есть. Я задумался: а как это сделать? Ракеты не обеспечивают этого. Я нашел решение, которое использовал Барон Мюнхгаузен. За волосы поднял себя и коня, когда тонул в болоте. Он нарушил один единственный закон физики, который я еще в школе проходил. Он пытался за счет внутренних сил поднять систему, а  это невозможно. Но если положение центра масс системы не меняется в пространстве, то внутренние силы можно использовать для перемещения. Чем хорош этот принцип? Барон Мюнхгаузен не нарушал экологию. Он опирался сам на себя. Он не взаимодействовал с окружающей средой. Ракета за 1 старт делает дыру в озоновом слое размером с Францию. 100 запусков в год  американских Шаттлов уничтожит весь озоновый слой. Поэтому нужно использовать экологически чистые способы. Я нашел решение: надо кольцевую структуру вокруг планеты, центр массы конца совпадает с центром массы земли. При расширении, изменении диаметра эта система будет выходить в космос за счет внутренних сил системы. Когда я начал это отрабатывать и делал заявки на изобретение, потом сделал первые публикации, то понял, что в этом очень трудно убедить других. Потому что тысячи вопросов: а как? зачем? не хватит материалов, энергии, это бред полный и так далее. Я начал развивать отдельные элементы. Вот эстакада, которую нужно было построить вокруг земли, потому что были вопросы типа  «бетона не хватит», хотя хватит всего. Я начал совершенствовать, потом подумал, что  идет все как бы к струнному рельсу, все к преднапряжённой неразрезной конструкции. А потом подумал: почему бы не поставить на эту систему колесные транспортные средства, если она будет более эффективной, чем поезд на магнитной подушке. В результате получилось вот как раз как струнная транспортная система, которая сегодня получила развитие до 4 поколения и название Rail Skyway - рельсовая небесная дорога. Вот с этой технологией мы сейчас выходим на рынок. Не знаю, может, я эгоист. 30 лет назад  как раз я  понял, что это самое крупное из моих изобретений - надземные струнные системы. Я решил заработать здесь деньги,  миллиарды, чтобы не купить футбольную команду, Боинг или островок, не построить яхту двухсотметровую, а вложить в науку. Вот в эту космическую программу. Там только в науку нужно вложить  100 миллиардов долларов, чтобы спасти человечество.Возможно, мой эгоизм мной движет. Деньги для меня в данном случае - инструмент, чтобы реализовать ту программу, которая спасет человечество и моих детей, внуков, правнуков и всю нашу планету.